Кандинский Василий Васильевич.

Информация

Кандинский Василий Васильевич.

Кандинский Василий Васильевич. 22.11.(4.12). 1866, Москва - 13.12.1944, Нейи-сюр-Сен около Парижа. В 1885-1893 учился на юридическом факультете Московского университета. После работы ассистентом на том же факультете, отказывается от предложенной ему должности профессора Дерптского (Тартуского) университета и решает посвятить себя искусству. Едет в Мюнхен и поступает в частную студию А.Ашбе (1896-1897), где встречается с А.Г.Явленским, Д.Н.Кардовским и другими художниками. В1900 поступает в мюнхенскую Академию художеств (студия Ф.Штука). В1901 становится одним из основателей художественного объединения «Фаланга» (организует 12 выставок с 1901 по 1904). В1903—1910 путешествует по Европе (Германия, Италия, Австрия, Голландия, Франция) и Северной Африке (Тунис), живет в Мюнхене и Мурнау (около Мюнхена), но поддерживает постоянные контакты с Россией, будучи корреспондентом журналов «Мир искусства» и «Аполлон», а также некоторых русских газет, и участником многих русских выставок. В 1909 организует Новое мюнхенское художественное объединение.

В 1910 создает первые абстрактные композиции и завершает работу на; рукописью книги «О духовном б искусстве», вышла в свет в 1911 е издательстве Пипера в Мюнхене, а в сокращенном русском варианте была зачитана Н.И.Кульбиным в виде доклада на Всероссийском съезде художников в Петербурге, 1911/1912.

В1911 совместнс с Ф.Марком издает альманах «Синего всадника» и устраивает первую выставку этого объединения с участием французских, немецких и русских художников. Вторая выставка состоялась в 1912 (на ней экспонировалась также графика Н.С.Гончаровой, М.Ф.Ларионовг и К.С.Малевича. В том же году в Берлине открылась первая персональная выставка художника. С началом первой мировой войны покидает Германию, едет в Швейцарию, а в декабре 1914 возвращается в Россию. Здесь живет постоянно семь лет (за исключением времени с декабря 1915 по март 1916, когда он находился в Стокгольме в связи с открытием своей персональной выставки).

С1918 года становится активным организатором художественной жизни России. Избирается членом художественной коллегии отдела ИЗО Наркомпроса РСФСР (1918), председателем закупочной комиссии Музейного бюро того же отдела (ноябрь 1919 — март 1921), заведующим Музеем живописной куль туры в Москве (июнь 1919 - декабрь 1920), преподает в ГСХМ (с 1920). Был инициатором многих идей, в том числе создания в столице и провинции музеев современного искусства (музеев живописной культуры), разработал начальную программу Инхука (издана в Москве в 1920) и руководил там секцией монументального искусства, но из-за разногласий с конструктивистами был вынужден покинуть Инхук в январе 1921.

В декабре 1921 уезжает по заданию Российской академии художественных наук в Берлин и в Россию уже больше не возвращается.

Трудно переоценить роль В.Кандинского в развитии современного искусства, но в истории русского авангарда он стоит особняком. Отъезд за границу не позволил ему создать на родине своей собственной школы, но его теории оказал) огромное влияние на развитие авангардного искусства и в России.
Об участии в выставках см. каталог: Кандинский.

Литература: Кандинский В.В. Текст художнике «Ступени». М., 1918; Письм В.В.Кандинского Н.И.Кульбину. Публикация Е.Ф.Ковтуна. - В кн.: Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник 1980. Л., 1981, с. 399-410; Письма В.В.Кандинского А.И.Чупрову. Публикаци С.В.Шумихина. - В кн.: Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник. 1981. Л., 1983, с. 337-344; Василий Васильевич Кандинский 1866-1944. Живопись. Графика. Прикладное искусство. Каталог выставки. Л., 1989; Мигунов А, Перцева Т. На рубеже искусства и науки. К творческо биографии В.В.Кандинского.- Искусство, 1989, № 1, с. 30-36; Монахова Л. Кандинский. Модель искусства.- Творчество, 1990, № 2, с. 1 -5; Дмитриев М. Художник мироздания.— Наше наследие, 1990, III, с. 120—133.
Кандинский обладал удивительным даром слова. Я слышал его много раз, и никогда не мог понять, что такое он говорит. Он все ставил на место, и подлежащее, и сказуемое, и пояснительные слова. И говорил он о самом простом, казалось бы, и запутаться было не в чем. Но я не мог ухватить его мысли. Кандинского я видал во время революции. Меня всегда поражала та легкость, с какою он подходил к явлениям советской жизни. Я завидовал этому. Это не был развинченный человек. В Кандинском чувство вались сила, здоровье, совершенная уравновешенность. И я не понимал: каким образом такой положительный человек мог писать те картины? У Кандинского в картинах был сверхфутуризм. У футуристов хотя что-нибудь можно было понять: голова, рука, нога. Но у Кандинского понять ничего нельзя, как в том, что он говорит. Примечательно, что начал Кандинский с очень обыкновенных форм. Время было модернистического искусства, люди делали броски вперед: кто как мог, кто — дальше, кто — ближе. Кандинский же был в хвосте, даже еще дальше, за хвостом, ближе к отсталым художникам. А потом, вдруг что-то случилось, и Кандинский сделал огромный скачок вперед, и всех обогнал.
Во время революции Кандинский довольно долго гарцевал на российской равнине. До революции же он жил за границей. Но конце концов, очевидно, наша среда слишком уж не подходила под буйный дух художника. <...>
Из воспоминаний ААШемшурин

Галерея


Фонд Национальных Художественных Коллекций © | mapix.net